Инвестиции Китая: Почему китайские инвестиции могут быть угрозой для бизнеса

Инвестиции Китая угроза европейскому бизнесу

👇🏻 обсудите с коллегами и друзьями ⤵️

Инвестиции Китая и Европейский протекционизм. Новый метод борьбы с Китаем за счет конкуренции с китайским бизнесом внутри ЕС?

Инвестиции китая в Евросоюз: История

В последний раз лидеры Европейского Союза проводили стратегические переговоры о Китае сразу после резни на Тяньаньмэнь в 1989 году.

Двенадцать глав государств и правительств затем ввели санкции в связи с насильственными репрессиями против гражданского населения.

Спустя почти 30 лет, во время саммита Европейского совета в марте прошлого года, лидеры ЕС вновь сосредоточились на Китае, назвав страну «системным конкурентом» и решив, что настало время снова столкнуться с ней.

Возрастающая обеспокоенность по поводу промышленной политики, кибербезопасности и торговых войн в Китае вынудила Пекин вернуться на вершину европейской повестки дня.

В то же время некоторые лидеры ЕС призвали к необходимости повысить роль государства в экономике в качестве противовеса растущему присутствию Китая на нашем континенте.

Последний саммит ЕС-Китай в Брюсселе принес декларацию Пекина об открытии своего рынка для европейских инвестиций.

Однако среди европейских компаний и стран растет убежденность в том, что ЕС должен изменить правила конкурентной политики, чтобы обеспечить создание компаний, способных к глобальной конкуренции в Европе.

Противники таких действий утверждают, что при долгосрочной поддержке чемпионов национализация промышленности и блокирование притока инвестиций ограничивают инновационность предприятий и вызывают рост цен для потребителей.

Китайская сверхдержава: планы и стратегия инвестиций из Китая

За последние несколько лет мы стали свидетелями увеличения притока иностранных инвестиций из Китая в Европейский Союз, особенно в наиболее развитые государства-члены Европейского Союза — Германию, Францию и Великобританию.

В отличие от традиционных инвесторов, китайские приобретения сосредоточены на ограниченном количестве секторов, включая IT, робототехнику, автомобилестроение и авиацию.

В дополнение к потоку китайских инвестиций, поступающих в ЕС, также широко распространена стратегия «Сделано в Китае 2025».

Китай должен отказаться от своей роли «фабрики мира» и стать лицом четвертой промышленной революции.

Этот стратегический план, организованный в десяти ключевых отраслях промышленности, направлен на то, чтобы сделать Китай лидером в области современных технологий, включая телекоммуникационное оборудование, железные дороги с электрическим приводом, биотехнологии, робототехнику и автоматизацию.

Стратегия  «Сделано в Китае до 2025 года»

Стратегия «Сделано в Китае до 2025 года» предоставляет китайским компаниям преференциальный доступ к капиталу как в области исследований и разработок, так и в плане проникновения на зарубежные рынки.

Инициатива «Пояс и путь» также воплощает стремление Китая к власти.

Как следствие введения новой китайской стратегии, Соединенные Штаты первыми попытались воспрепятствовать всем возможным областям реализации этого проекта. В течение 3 лет США ввели многочисленные таможенные ограничения на товары из Среднего царства, усилили свою систему мониторинга иностранных инвестиций, распространили субсидии на критически важные технологии и начали борьбу с китайскими лидерами в сфере информационных технологий, такими как ZTE или Huawei.

Германия и Франция на пути протекционизма

Европейский Союз с моделью свободной рыночной экономики, продвигаемой на протяжении десятилетий, где как европейские, так и иностранные компании могли в равной степени участвовать в приобретениях и слияниях, тендерах на государственные закупки или технологическом соперничестве, гораздо позже попытался выступить против Китая.

В отношении этой страны на протяжении десятилетий действовало немецкое правление «Wandel durch Handel» — изменение через торговлю.

Однако оно оказалось не очень эффективным.

Несмотря на растущий экспорт в Китай, внутренняя ситуация в Китае не изменилась. Ограничения на доступ к рынку с одновременными лицензионными требованиями и передачей технологий, а также неопределенность национальных законов и правил продолжают блокировать выход европейских компаний на китайский рынок.

Семинар по вопросам бизнеса с Китаем
Семинар по вопросам бизнеса с Китаем, Омск

Однако в 2017 году произошел прорыв.

Наряду с символическим поглощением китайской компанией пионера робототехники Kuka Германия поняла, что передовые технологии, разработанные немецкими экспертами, могут быть относительно легко приобретены китайским конкурентом при поддержке государства.

В результате в том же году были введены национальные нормативные акты для мониторинга прямых иностранных инвестиций из-за пределов ЕС и разрешения блокирования по соображениям общественной безопасности и порядка.

Следовательно, в августе 2018 года китайское поглощение Leifeld Metal Spinning, производителя машин для космической отрасли он был заблокирован.

Однако в последние несколько месяцев наблюдается активизация действий, блокирующих рост китайского господства на европейских рынках.

Решение Европейской комиссии (ЕС) заблокировать слияние двух европейских конгломератов, Siemens и Alstom, из-за несоответствия этого приобретения законодательству ЕС о конкуренции вызвало бурную критику.

В ответ министр экономики Франции Бруно Ле Маре обвинил ЕС в том, что «он защищает не интересы Европы, а интересы Китая».

В результате слияния этих двух компаний «чемпион Европы по железной дороге» должен был стать противовесом крупнейшему в мире производителю подвижного состава — Китайской железнодорожной корпорации подвижного состава (CRRC).

Как в «Национальной промышленной стратегии до 2030 года», представленной правительством Германии, так и в письме, подготовленном министрами Франции и Германии для Европейской комиссии, постоянным аргументом является необходимость изменить политику ЕС в области конкуренции, с тем чтобы она стала менее строгой, принимая во внимание возможные последствия для Конкурентоспособность Европы и поддержка чемпионов ЕС, в том числе посредством государственной политики помощи.

Кроме того, первые шаги по повышению роли стран ЕС в экономике были видны уже несколько месяцев.

В Renault-Nissan в последние месяцы мы стали свидетелями борьбы за контроль между правительствами Франции и Японии.

Власти Германии предложили создать инвестиционный фонд, который бы предотвращал поглощение компаний из ключевых технологических секторов иностранными компаниями.

В феврале правительство Нидерландов увеличило свою долю в Air France-KLM до 14%. Италия, с другой стороны, намерена увеличить свое присутствие в Telecom Italia. Аналогичную стратегию усиления роли государства в экономике также использует польское правительство, например, путем реполонизации банков. Слияние топливных компаний Orlen и Lotos также становится все интересным сигналом и показывает результат работы инвестиции Китая в экономике Евросоюза.

Какой ответ Евросоюза на инвестиции китая?

В результате растущего числа голосов за более скоординированные действия в середине марта Европейская комиссия представила план из 10 пунктов, чтобы лучше сбалансировать отношения между Европейским союзом и Китайской Народно-Демократической Республикой. В нем было отмечено, что обе стороны являются одновременно партнерами, но и конкурентами в экономических вопросах.

В этом документе Европейская комиссия призвала Китай прекратить несправедливое отношение к европейским компаниям и инвестиционной практике, которые угрожают верховенству закона в странах-получателях и повышают риск проседания их долгов.

В документе содержится призыв к «более сбалансированным и взаимным экономическим отношениям», в котором говорится, что Китай «защищает свой рынок только для своих собственных лидеров», ограничивая доступ иностранных компаний к рынку, субсидируя местных конкурентов и не защищая права интеллектуальной собственности.

Таким образом, ЕС призвал к созданию нового арсенала для борьбы с приобретениями субсидируемых компаний и другой агрессивной китайской торговой тактикой. Брюссель стремится возобновить долгосрочные планы, чтобы не дать компаниям выиграть контракты на государственные закупки в ЕС, если они расположены в странах, которые дискриминируют европейских поставщиков (компании ЕС, среди прочего, не были допущены к инфраструктурным проектам в рамках Олимпийских игр 2008 года в Пекине) , ЕК также обязуется принять меры в ответ на растущую обеспокоенность по поводу угрозы безопасности, связанной с использованием китайских технологий такими компаниями, как Huawei, в сетях мобильной телефонии 5G.

Кроме того, за последние дюжину месяцев Союз принял ряд дополнительных защитных мер, в том числе внедрил систему мониторинга иностранных инвестиций (согласно последним исследованиям, 83 процента китайских прямых иностранных инвестиций в ЕС в 2018 году могут быть покрыты этим новым механизмом).

Кроме того, ЕС модернизировал инструменты торговой защиты для дальнейшего усиления защиты европейских компаний от вредного импорта и ввел новый метод расчета демпинговых наценок. Все они направлены против одной страны.

Является ли протекционизм лучшим методом противодействия технологическому доминированию Китая?

Перед лицом все более популярных призывов повысить роль государства в экономике и закрыть европейский рынок для иностранных игроков, необходимо обсудить последствия протекционистской политики.

Инвестиции Китая, мнение экспертов

Подавляющее большинство экономистов считают, что при долгосрочной поддержке чемпионов национализация промышленности или блокирование притока инвестиций приводят не только к замедлению экономического роста, но, прежде всего, ограничивают инновационность предприятий и повышают цены для потребителей.

Не только несправедливая китайская практика делает Союз все менее и менее конкурентоспособным. И поэтому, если в 2007 году в ЕС входили 42 компании из списка «Fortune 100», то в 2017 году имело всего 28 компаний. Из 100 крупнейших «единорогов» мира — компаний стоимостью более 1 млрд. Долларов — только 5 из ЕС

Более того, нам так и не удалось создать ИТ-мощь в масштабах Apple, китайской Alibaba или Facebook, и прогнозы не лучше: 70 процентов. Глобальное влияние решений в области искусственного интеллекта должно быть сосредоточено в Северной Америке и Китае.

Есть ли другое решение для усиления конкурентоспособности европейских компаний, кроме протекционистской политики? Кажется, что поддержка инноваций ЕС имеет решающее значение.

Расходы ЕС на исследования и разработки все еще составляют всего 2% по сравнению с 2,8%. в США (для Польши это чуть более 1%). Кроме того, Северная Америка и Азия выделяются частными инвестициями в искусственный интеллект (ИИ).

Глобальные конкуренты ЕС намного раньше приняли амбициозные планы по ИИ, в которых промышленная политика и государственные и частные инвестиции играют важную роль. Европа также теряет технологическую гонку, потому что ее университеты отстают от объектов в США или Китае.

Вопрос финансирования также является огромной проблемой.

Хотя Европа добилась реального прогресса в сокращении дистанции до США в отношении начального финансирования для стартапов, она отстает с последующей поддержкой. Это одна из главных причин того, что наиболее успешные европейские компании часто попадают в руки компаний из третьих стран. При этом инвестиции Китая подчиняют европейские стартапы китайским интересам.

Наконец, чтобы Европа оставалась конкурентоспособной, она должна продолжать углублять Единый рынок. Основная причина, по которой в некоторых отраслях, таких как банковское дело и телекоммуникации, возникают проблемы с конкурентоспособностью, заключается в том, что они по-прежнему работают во внутренних бункерах, что мешает предприятиям добиться экономии за счет масштаба.

Союз также отстает, если речь идет о цифровой революции. На конец 2017 года только 24 процента. Европейские предприятия приняли анализ большого набора данных, 16 процентов. интегрированная робототехника и автоматизированные машины, и только 5 процентов работал с искусственным интеллектом или 3D печатью.

Это также отражает общую нехватку высококвалифицированных технических специалистов в этих областях — это неудивительно, если учесть что более 1/3 населения ЕС имеет недостаточный уровень цифровых навыков. Поэтому Европа не может ожидать, что она станет мировым лидером новых технологий, если ее граждане остановились в 1990-х годах.

Союз не должен быть наивным, но протекционизм не вариант

Союз является крупнейшим торговым партнером Китая, а Китай является вторым по величине пунктом экспорта ЕС.

Каждый день между двумя партнерами течет товар на сумму более одного миллиарда евро.

Поэтому невозможно полностью отвернуться от Срединного царства и игнорировать его растущую мощь. Однако вместо того, чтобы проводить активную политику интервенционизма и закрытых дверей, Европа должна уделять приоритетное внимание инновациям, конкурентоспособности и потребностям потребителей.

В другом случае вместо возвращения к мировой гонке Европа и ее компании останутся на обочине, а инвестиции Китая лишат манёвра многих европейских технологических лидеров отраслей.

Это, конечно, не означает, что мы должны наивно смотреть на то, как ведет себя Китай, полагая, что страна откажется от политики, которая принесла ему значительные политические и экономические выгоды в последние десятилетия при этом выделив, что инвестиции Китая отличный инструмент для достижения таких результатов.

Инвестиции Китая: план разработки европейской интегрированной промышленной стратегии на ближайшие месяцы — это действие в правильном направлении. Особенно если это основано на увеличении финансирования инновационных проектов, финансовой помощи для бизнеса или укреплении Единого рынка ЕС в 21 веке.

👇🏻 обсудите с коллегами и друзьями ⤵️

Понравилась публикация → расскажите друзьям:)
ваши вопросы смело пишите в комментариях ↓↓↓

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *